С волнением откроем архивный фолиант - заместитель директора государственного архива Витебской области рассказала, как освободительный поход Красной армии отразился в жизни Придвинского края

logo
Воскресенье, 17.09.2023 16:06 | Рубрика: Общество
01696

Архивные документы не только хранят для грядущих поколений исторические факты, но и воспроизводят атмосферу времени, больших и малых событий, неотделимых от контекста эпохи. Как отразился в жизни Придвинского края судьбоносный этап в истории Отечества — освободительный поход Красной армии, в результате которого исконно белорусские земли, оказавшиеся в 1921 году в составе Польши, воссоединились с Белорусской Советской Социалистической Республикой? Об этом рассказала заместитель директора государственного архива Витебской области Татьяна Буевич.

— Татьяна Владимировна, что примечательного мы можем обнаружить в государственных архивах о жизни Витебска и области осенью 1939 года?

— Для человека, способного ощущать аромат истории, интересны все документы государственного архива. С течением времени их ценность только возрастает. Что происходило в нашем регионе накануне и в дни освободительного похода Красной армии? Витебская область, если говорить о ней применительно к тогдашнему административно-территориальному делению, жила своими обычными каждодневными заботами. Вот, например, любопытный документ: постановление организационного комитета Президиума Верховного Совета БССР по Витебской области о ходе строительства в городе на Двине стадиона. Оргкомитет, который в те годы как орган власти являлся предшественником облисполкома, констатирует, что возведение стадиона идет с нарушением установленных сроков. Проанализированы причины отставания. В частности, «начальник строительства товарищ Магер только лишь в феврале 1939 года позаботился об уточнении границ участка, ориентировочно отведенных в 1932 году». Кроме того, «имеются случаи неудовлетворительного качества работ». И так далее. В постановляющей части оргкомитет обязал председателя горисполкома «товарища Багриновского установить специальный контроль, принимая необходимые меры к окончанию строительства в 1939 году». А товарища Магера, как видим из документа, предупредили, что «за неокончание строительства в срок он будет привлечен к строжайшей ответственности».

Вот, например, еще одно интересное сентябрьское постановление оргкомитета за подписью его руководителя, будущего председателя облисполкома Ильи Рябцева — о создании поселкового совета. Оргкомитет постановил «удовлетворить ходатайство президиумов Богушевского сельсовета и Богушевского райисполкома о создании городского поселкового Совета тогдашнего Богушевского района».

— Но где же документы той поры, отражающие исторические события осени 1939 года?

— Непосредственно в тот период они не могли появиться в государственном архиве именно Витебской области. Сразу же после воссоединения БССР и западных белорусских земель началась их адаптация к новой жизни в условиях советского строя. Речь идет о соответствующей законодательной базе, общественно-политическом, экономическом и административном обустройстве территорий, жители которых почти 20 лет находились под властью Польши с ее национальным и религиозным гнетом. Но в тот момент эти территории не имели отношения к Витебской области. В декабре 1939 года с учетом вхождения в состав БССР западных белорусских территорий были образованы Барановичская, Брестская, Белостокская, Вилейская (будущая Молодечненская) и Пинская области. Западные районы нынешней Витебщины вошли в состав Вилейской области, а с сентября 1944 года перешли в Полоцкую область, которая была образована после изгнания немецко-фашистских захватчиков и просуществовала как административная единица до 1954 года. Соответственно, о событиях осени 1939 года на землях нынешних Глубокского, Докшицкого, Браславского, Верхнедвинского, Полоцкого, Поставского, Шарковщинского, Миорского районов, если говорить о документальной основе, нам расскажут материалы государственных зональных архивов в Молодечно, Глубоком и Полоцке. Но у нас хранятся документы партархива Витебского обкома КП(б)Б.

— До прихода бойцов Красной армии в Западной Белоруссии царил капиталистический уклад. Как на деле происходил довольно быстрый переход к совершенно иному экономическому и общественно-политическому порядку?

— Партийные архивы позволяют нам узнать о важнейших моментах установления советской власти на освобожденных от польского владычества белорусских землях вне зависимости от их административно-территориальной принадлежности в тот период. Например, в постановлении Центрального комитета Коммунистический партии (большевиков) Белоруссии от 11 ноября 1939 года о национализации лесной промышленности на западных белорусских землях читаем: «Национализировать все предприятия лесной промышленности, принадлежащие частным владельцам, акционерным обществам, фирмам, фабрикантам, коммерсантам, на территории Западной Белоруссии согласно прилагаемому списку». И в этом списке, говоря только о Витебщине, мы видим, к примеру, лесопильные заводы в Глубоком, Лынтупах, Крулевщизне, Браславе, Поставах, древесную галантерею в Поставском уезде.

Из другого постановления ЦК КП(б)Б узнаём, что в момент образования Глубокского района Вилейской области в самом райцентре проживало тогда 9650 человек. Город располагал электростанцией мощностью 60 киловатт, 3 мельницами, лесопильным, льномаслобойным, кожевенным, винокуренным, мыловаренным и 6 кирпичными заводами, 2 типографиями и шерстопрядильной фабрикой. Имелись также 1 полная и 4 неполные средние школы, 2 библиотеки, клуб, 2 звуковых кинотеатра, 1 больница на 150 коек. Сельских школ в районе — 41, а бывших помещичьих усадеб — 25.

— Коснулось ли начало Второй мировой войны наших западных земель?

— Самым непосредственным образом. С вторжением войск фашистской Германии в Польшу 1 сентября 1939 года десятки тысяч ее жителей, спасаясь от нацистского террора, двинулись из центральных и западных районов Польши на восток страны. То есть на территории Западной Украины и Западной Белоруссии, вошедших в состав СССР, появились беженцы. Это объяснялось еще тем, что на протяжении сентября— декабря 1939 года перейти советско-германскую границу особой сложности не представляло: вопрос о ее демаркации был окончательно решен только в начале 1940 года. В Белоруссии, по разным данным, находилось от 70 до 130 тысяч беженцев. Ситуация была сложной и с трудоустройством этих людей, и с их проживанием и медицинским обслуживанием. О них нужно было позаботиться, в том числе органам власти Витебской области. 14 октября 1939 года бюро ЦК КП(б)Б обратилось в ЦК ВКП(б) с просьбой разместить на территории восточных областей Белоруссии 20 тысяч беженцев. Это должно было ослабить тяжелую социально-экономическую, санитарно-эпидемиологическую обстановку в Западной Белоруссии. Была создана специальная комиссия, которая организовала общий учет беженцев, их переселение в восточные области республики и трудоустройство. Витебская областная комиссия по размещению беженцев, как следует из постановления оргкомитета Президиума Верховного Совета БССР по Витебской области от 26 октября 1939 года, работала в составе председателя Рябцева, а также членов комиссии Дятлова (от НКВД) и Груздова (от облплана). Оргкомитет в частности постановил направить полномочного представителя «товарища Литвиненко на станцию Ореховно для встречи приезжающих беженцев и организации дальнейшего их размещения по районам», включая санобработку и обеспечение питанием, а также «для отбора беженцев и дальнейшего их размещения командировать в город Белосток товарища Фомина».

Вместе с тем Илья Рябцев в докладной записке на имя председателя СНК БССР сообщал, что при размещении прибывающих в Витебск беженцев возник ряд проблем. «На промышленных предприятиях Витебска мы можем устроить на работу около 4 тысяч беженцев, но предоставить им хотя бы какое-нибудь жилье лишены возможности. Положение с жильем в Витебске вообще исключительно напряженное. Для размещения первых партий беженцев мы вынуждены были занять клубы в городе. Их также временно размещают в неприспособленных для жилья помещениях, имеющих другое целевое назначение. Около одной тысячи беженцев на сегодняшний день еще не размещены», — пишет руководитель области. Он считает, что требуется срочная помощь Совнаркома БССР для образования в городе дополнительного жилфонда.

Тем не менее советскому государству удалось решить проблему беженцев уже к началу 1940 года, то есть в рекордно короткий срок. Кроме того, руководство республики уделяло большое значение укреплению кадрового потенциала западных районов. Отбирали и направляли туда лучших работников, кандидатуры которых согласовывались на уровне Центрального комитета партии. В архивном фонде Витебского обкома КП(б)Б хранятся списки таких работников. Вместе с тем постановлением от 17 октября 1940 года ЦК КП(б)Б определяет «как важнейшую задачу партийных организаций западных областей необходимость еще более широкого выдвижения местных людей, проявивших себя в процессе установления нового революционного порядка и упрочения органов советской власти, из передовых рабочих, крестьян и интеллигенции на различного рода руководящие посты в хозяйственных, советских, кооперативных и других организациях». Таким образом, мы видим по архивным документам, что адаптация западных земель к жизни в БССР велась ускоренными темпами вплоть до начала Великой Отечественной войны.

— Можем ли мы судить о том, какое значение придавалось в республике дню 17 сентября?

— Это был всенародный праздник, приуроченный к началу освободительного похода Красной армии. «Придавая огромное политическое значение празднованию общенародного дня освобождения Западной Белоруссии от гнета польских помещиков и капиталистов, ЦК КП(б)Б считает необходимым всю подготовительную работу и проведение годовщины провести под знаком подведения итогов социалистического строительства за год существования советской власти в западных областях Белоруссии», — говорится в постановлении Центрального комитета по случаю первой годовщины вхождения Западной Белоруссии в состав БССР. Подготовка к празднику и его проведение предусматривали целый ряд торжественных и просветительских мероприятий по всей стране. Людям рассказывали о воссоединении белорусского народа, о Красной армии как об армии-освободительнице, об историческом прошлом народов Западной Белоруссии, о том, как жили наши соотечественники под властью польских панов и что дала белорусам советская власть. Изучая все эти документы, мы ясно видим, что за всеми этими событиями стоит главное и незыблемое: стремление белорусов жить в своей единой и неделимой республике, вместе строить будущее. Это и есть народное единство.

© Авторское право «Витьбичи». Гиперссылка на источник обязательна.

Автор: Виталий СЕНЬКОВ. Фото Олега КЛИМОВИЧА.